Рафаил Хадиевич Такташ

 
 

Рафаил Хадиевич Такташ - доктор искусствоведения, профессор, автор солидных научных трудов по истории изобразительного искусства Узбекистана и монографий о многих выдающихся художниках. К тому же Рафаил Хадиевич - замечательный художник-акварелист, поэт, тонкий ценитель искусства слова.

Предлагаемая читателям поэма написана им в 1943-1947 годах, но публикуется впервые.


В высоких темных классах
Бывшей Скобелевской женской гимназии
Где вошедшего охватывает сразу
Золотистый свет характерный для Азии
Там, где стены зеленые под цвет лета,
Только со скучноватым школьным оттенком
Подпорчены руками хулиганистых шкетов,
Многострадальные школьные стены.
В зеленоватом, устоявшемся комнат полумраке,
Как на старых картинах еще более старых мастеров…
Пусть Фергана по архитектуре состоит из бараков,
Но кто у неё отнимет света её серебро?
Где все дышит провинцией и Чеховской скукой
Военными чиновниками сюда привезенной
Неужели ж будут учиться и внуки
Вот в этой школе неисправимо казенной?
Внуки парней крепкосбитых ферганских,
Внуки девушек в старомодных юбках,
Увлекающихся западными танцами.
Танго и фокстротами, “Катюшами”, “Любками”.
Дети переселенцев, чиновников, высланных,
Провинциальная Ферганская Сечь.
Любящая полакомиться урюком кислым.
Далее веду о ней речь...

Околично познакомившись с одним семейством
Я частенько заглядывал к девушке Мане,
Мы вечера проговаривали вместе...
Впрочем, иногда здесь бывали собрания.
Уродливый ящичек патефон
Искусственно поддерживал музыкальность
И было тюлево возле окон,
Печально за окнами, а в комнате бально.
И все веселились, кто как мог
Наивные ребята, тянущиеся к моде.
Один был строен и красив, как Бог,
Другой на первого был пародией.
Но все веселились, кто как мог
Короткие и длинные, весёлые и безучастные
И часто переступала через порог
Девушка, к следующим стихам причастная:
“Мой любимый старый дед...”
(Лялечке шестнадцать лет)
На её лице, безусловно, красивом
Вопрос: выйдет ли портрет?
И мой карандаш рисует портрет...
А затем, одев шоколадный берет,
Она уходит в зацветании вишен,
В расцвете губ, на рассвете лет.

………………………………………………………….

Любая тропа казалась дорогой,
Улыбка людей принималась за счастье…
И было легко чужие пороги
Переступать и вежливо: здрасьте!
И, если людей потеряв, но не веру в них,
Поднимешь глаза: над тобою деревья.
Стоят вековые легионеры,
В царстве ветра закоренелые левые.
И если их кроны качнут головой,
Возмущаясь перед лицом поветрия,
Зазвенят они в полночь кольчугой-листвой
Над головами заблудших поэтов.

И ночь рассекут их зеленые крылья,
И в звезды раскрошатся их мечи.
И проглянет луна и с серебряной пылью
Молоточек-рассвет по стволам простучит.
Он вобьёт золотые гвозди восхода,
Зацепив за стволы голубой шатер
И миллионы листьев по закону природы
Выпьют капельку солнца, как люди “Кагор”.

………………………………………………………….

В это лето мой взгляд просветлённый
Любовался зелёной листвой,
Тополя, карагачи и клёны
Умывались водой дождевой.
В это лето у девушки Ляли
Я из рук обонял цветок.
По вечерам у девушки Гали
Я читал наизусть, сколько мог.
В это лето девушку Таню
Я провожал в тиши полночных дорог.
Она так мне руку сжимала...
Но я был вежлив и боль превозмог...

………………………………………………………….

В высоких тёмных классах
Бывшей Скобелевской женской гимназии
Так закончил я десятилетку.
Неужели? Как время бежит!
На цветущем миндале, сорванном с ветки
Воспоминания свежи…