Скульптор Айдер Алиев

 
 

Писать искусствоведческую статью об Айдере Алиеве для меня непросто. Но счастливое стечение обстоятельств, когда уважение к человеку и интерес к тому, чем он занимается, совпадают, думаю, дает мне возможность и право просто рассказывать о скульпторе, которого знаю более 30 лет.

На вопрос: «Какое желание самое заветное?» Алиев отвечает: «Чтобы хватило времени и сил сделать все задуманное». Смысл этих слов понимаешь, оказавшись в мастерской скульптора. Вокруг глыбы камня, распилы дерева, листы металла. Вылепленные в глине композиции ждут отливки в бронзе, иные только начаты и соседствуют с завершенными работами. Конечно, не все, что выходит из-под рук мастера, попадает на суд общественности, поиск не исключает неудач. Все, что рукотворно в скульптуре, Айдер делает сам, а некоторые его  технические находки удивляют простотой и оригинальностью. При этом все свои новшества он подкрепляет авторской идеей и профессиональной задачей. Только, когда пластический мотив найден и мысль закреплена в небольшой композиции, мастер работает быстро и наверняка.

Как правило, скульпторы хорошие рисовальщики. В рисунках Айдера, отображающих натуру в конструктивно-архитектонических и объемно-пространственных особенностях, безусловно, угадывается ваятель. Выполненные со знанием традиций европейского классического рисунка, а каллиграфичностью линий и звучностью контрастных пятен возрождающие черты восточного искусства, они обладают вполне самостоятельными образными достоинствами и экспонируются на выставках. 
image_29.jpg image_27.jpg  image_23.jpg

Татарская девушка

 Полиптих. левая часть 

Мечтающий покоритель.
Бронза

В жизни Айдер Алиев интересный собеседник и, способный увлечь за собой, рассказчик. И, если разговор завязывается в мастерской, в него равноправно «вступают» скульптурные персонажи мастера. Далекие от совершенных, в известном смысле этого слова, пропорций, лишенные конкретной определенности, они интригуют и завораживают, вовлекая зрителя в процесс постепенного постижения самого главного, что извлек автор из натуры, собственных впечатлений и жизненного опыта. Эта глубина и даль истории, победная и всеисцеляющая сила любви, угасание и вечное обновление, печаль уходящего времени и надежда завтрашнего дня. Нет ничего более знакомого и, казалось бы, исчерпанного в искусстве, как эти темы. Но с них Алиев начинал в Узбекистане, над ними работает сегодня, живя в Крыму.

Как показала жизнь, узбекистанский период в творчестве скульптора - учеба в художественном училище и институте, изучение мирового классического наследия и культуры народов Средней Азии, участие в художественной и общественной жизни Узбекистана - был долгой дорогой домой. Автобиографичной можно назвать небольшую бронзовую композицию «Возвращение мастера». Немолодой человек устало, но бережно несет свою драгоценную ношу, кувшины, - это то, что он умеет и чем владеет. Немногословная жанровая сцена вдруг вырастает до эпического обобщения, причем сюжетная и смысловая канва выстраивается сама собой - это возвращение народа на Родину с грузом прожитых лет и потерь.

1

Алиев обращается к бронзе, когда воспевает женственность и выразительную пластику обнаженного тела («Лежащая», «Сидящая»), когда хочет подчеркнуть угловатость мечтающего подростка («Мечтающий покоритель») или хрупкость зарождающегося чувства («Влюбленные»), когда стремится поспеть за полетом мысли («Движение планет») или любуется природной грацией коня («Посвящение»). Непредсказуемо разная при определенных ракурсах, освещении, прикосновении, бронза помогает скульптору передать живое движение жизни, ее высокую суть.

image_28.jpg  image_25.jpg image_30.jpg

Сидящая

Народные мотивы

У источника.
Дерево 

Камень - сама вечность, и потому диктует глубинные темы и их иное пластическое решение. Алиев любит камень и доверяет ему самое сокровенное. «Семья», «Объятия земли» - в них лишь угадываются формы и очертания лиц, рук, тел, слившихся в сложных переплетениях. Но все продуманно и целеопределенно. Это - нерасторжимая связь человека и земли, мужчины и женщины, матери и ребенка.

Без сомнения, в работе с материалом Алиев - профессионал. Но случается и непредвиденное : бронза во время литья неожиданно принимает столь причудливые очертания или нетронутый камень открывается в такой выразительной и красноречивой форме, что мастер, уступая этим «капризам», ассоциативно лишь завершает заданные материалом образы. Так рождаются скульптурные шутки Алиева. Невозможно устоять перед обаянием   огромного и нескладного бронзового коня. Ослушавшийся своего хозяина (тот сидит у него на спине в пустой повозке), он тут же раскаялся в содеянном («Блудный конь»). Вертикальный блок камня вдохновил скульптора на создание «Солнечного человека». Мастер обыграл золотистый цвет и слегка подправил округлые очертания камня. Улыбку иного рода вызывает трогательный персонаж композиции «Мечта». Сидящая фигура плавно, но уверенно заключена в массив черного камня, черты лица едва намечены, как и руки с неестественно длинными пальцами - все предельно условно. Но полуприкрытое лицо то ли девочки, то ли женщины, «взгляд», обращенных к небу глаз, незабываемы. Хочется верить, что она вырвется из тяжелого каменного плена. А может исключить столь драматичную трактовку и оставить героиню просто мечтающей о чем-то своем, сокровенном... Алиев верен себе: отталкиваясь от конкретной натуры и трансформируя ее в художественный образ, он добивается наглядной убедительности и одновременно выстраивает цепь ассоциаций.

К дереву скульптор обращается реже. В этом материале им выполнены несколько композиций по народным мотивам («У источника»), и то он сетует, что в мраморе они смотрелись бы лучше. Желание подняться над обыденным и стремление сделать станковую скульптуру искусством большой темы заставляют его снова и снова обращаться к вечным материалам. Возможно, это и в крови мастера, предки которого в совершенстве владели искусством обработки камня и металла.

О роли и преемственности национальных традиций сегодня говорят и пишут много. Для Айдера Алиева эта проблема особенно важна и пронзительна.

2

Он принадлежит к поколению, выросшему вдали от Крыма, потому оторванному от истоков, лишенному возможности знать, изучать собственную историю и культуру.

Сегодня, когда спала завеса молчания и запретов, понятия «традиция», «народное искусство» для крымскотатарских художников приобретают особый смысл и значение.

90-е годы стали временем массового возвращения татар на Родину. И в эти же годы в Симферополе открывается памятник Исмаилу Гаспринскому. Фигура выдающегося просветителя вырастает из глыбы гранита, символизирую возрождение народа. Это событие стало знаменательным не только для крымских татар, в условиях трудного возвращения и бытовой неустроенности собравших средства на установку памятника, но и для Алиева, выполнившего свою первую в Крыму монументальную скульптуру. После этого последовал ряд работ, одна из которых, монумент «Возрождение», была удостоена Государственной премии им. Шевченко.

В монументальном творчестве Алиева есть особая страница - произведения, мерой ценности которых является не только мастерское исполнение, но, прежде всего, их историческое и духовное значение. Это мемориальные комплексы, посвященные Исмаилу Гаспринскому и другому видному политическому деятелю Амету Озенбашлы. В них сконцентрировались все творческие усилия мастера: приобретенный годами профессиональный и жизненный опыт и бережное использование народных традиций в сочетании с лучшими достижениями мировой пластики. Человек и художник Айдер Алиев отдает дань памяти и уважения истории, культуре, судьбе своего народа. Работе предшествовало скрупулезное изучение архивных материалов, сохранившихся образцов крымскотатарского искусства. Скульптору открылся волшебный язык орнаментальных символов, на котором, следуя исламским канонам, «говорили» мастера прошлого. Памятники выполнены в форме традиционных мусульманских надгробий и украшены орнаментальной резьбой.  Строгое членение геометрических объемов, их выверенные и гармоничные пропорции, игра светотени на мраморном кружеве, сотканном из цветочных лепестков и геометрических знаков, создают особый мир тишины и благоговения. Здесь хочется забыть о сиюминутном и окунуться в прошлое, отойти от суетности и задуматься о вечном.

33.jpg image_22.jpg

Золотая Киммерия.бронза

Затмение

Монументальные и станковые формы искусства всегда идут в творчестве Алиева параллельно.  И все же, отдавая предпочтение станковой скульптуре, он мечтает вывести ее из выставочных залов на улицы, площади, парки, так как уверен, что ей подвластны ключевые проблемы современности. Торжественным гимном красоте и молодости, гимном материнству звучат произведения, воспевающие женщину. Или композиции, посвященные «святая святых» семье, - ведь это монолит, который цементирует понятия «родной очаг», «родная земля». Их значительность - и в художественной форме, в которую облекаются идеи  автора. 

3

Со сложными ракурсами, зачастую, с деформированной или гипертрофированной, но выразительной пластикой, скульптуры Алиева призывают вглядеться в них, обойти со всех сторон и только потом начать диалог с последующим выводом и обобщением.

Вышедшие из под рук мастера, они начинают жить самостоятельно, взаимодействуя с пространством и утверждая свою самоценность. Пронизанная крупными ритмами, очерченная пульсирующим контуром, охраняющим цельность и монолитность блока, скульптура может противостоять окружению, буквально «отвоевывая» себе место. В основном, это работы из камня. Бронзовые же композиции свободно вписываются в среду, гармонируют с ней. Обтекаемые со всех сторон пространством, они то вытягиваются, то расплющиваются и, казалось бы, приходят в движение от дуновения воздуха или упавшего блика. Разные материалы, разные работы, но одни, возможно, увеличенные, другие - в своих изначальных размерах, они способны жить на открытых пространствах и служить людям.
 
image_26.jpg  image_24.jpg

Остров

Миграция


Сегодня член Национального Союза художников Украины, лауреат Государственной премии Украины им. Т. Шевченко, заслуженный художник Автономной республики Крым, лауреат премии Совета министров АРК, скульптор и педагог Айдер Алиев вспоминает далекие годы юности. Как боялся, что вдруг ошибся в выборе профессии. Как пытался понять, что значит - мыслить пластически. Как только в институте научился осознанно работать над композицией и свободной темой. Как мучительно искал свой путь в искусстве и только с годами понял, как много можно сказать языком пластики.

«Скульптура - моя радость, моя боль», - говорит Алиев, - «уже с первого прикосновения к материалу, она стала частью моей жизни. Она возносит меня на вершины счастья, а то вдруг ввергает в пучину сомнений. Но безудержно ею влекомый, я снова и снова иду за ней». Подтверждением этому эмоциональному признанию может стать одна из последних, еще не завершенных, работ Алиева «Дедал, Икар и другие». Тема не оригинальная, но каждый раз поразительно новая, как нова каждая человеческая судьба, как бессмертен подвиг, воспетый в веках и имеющий место сегодня. Мотив стремительного движения является сюжетной и пластической основой композиции. По мере приближения к земле усиливается давление воздуха, летящая вниз головой фигура главного персонажа  набирает энергию, которая в конце концов вырывается наружу и, приобретая телесную жизнь, рассыпается хаотичными, пересекающимися ритмами и «рваными» формами в разные стороны. Мы не увидим трагической развязки - наш взгляд взметнется вверх, остановится на мгновение на смутном изображении крыльев и устремится дальше, на свободу, в бесконечность простора, во имя чего и совершен этот, для кого-то безумный, а для кого-то героический поступок. В этой скульптуре, решенной на грани реальности и видения, наивного самоотречения и победы творческого духа, думается, -движение души и самого автора.

Пройдет немного времени, «Икар» Алиева предстанет перед зрителем, и бросая вызов равнодушию и праздности, ограниченности и унынию, подарит людям надежду, что красивая мечта и истинное творчество живут и спасают не только в мифах...                                                                               

Л. Таирова, искусствовед.