И.Богословская "Об особенностях тюбетейки"

 
 

И.Богословская, кандидат искусствоведческих наук.                                                                                              

И СНОВА ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ТЮБЕТЕЙКИ…
 (на примере  ферганской школы)

книга Ирины Богословской«Белое и черное. Два полюса – два начала. Поле черного квадрата – космос, тьма. Четыре белых элемента – круговорот, знак солнца. Образуется вихрь, в котором цепенеет и пропадает взгляд. Через мгновение ты сгинешь в исподволь приближающейся воронке –спокойствие, гармония».

Этими словами начал свое «Эссе о тюбетейке» известный ферганский художник Сергей Алибеков. И нельзя не согласиться, что тюбетейка, как неотъемлемая часть узбекского костюма уже на протяжении многих веков сохраняет свою «гипнотическую природу - потаенную силу традиций».

Тюбетейка (от тюрского слова «тюбетей», от «тюбе» - навершие), как известно, является национальным головным убором не только узбеков, но и других среднеазиатских народов, ее носят в Афганистане, Иране, Турции, Синьцзяне, татары Поволжья, башкиры и другие народы. Наряду с сохранением общих черт, тюбетейку всегда отличает индивидуальный почерк создавших ее мастеров.

История тюбетейки как головного убора уходит в глубь веков. Ее высокие художественные достоинства, орнаментальные образы вышивок доказывают длительный путь развития этой разновидности народного творчества. Косвенное подтверждение существования головных уборов, напоминающих тюбетейки, уже в глубокой древности мы находим в скульптуре, настенной живописи, терракотовых статуэтках, в период мусульманского средневековья   в восточной миниатюре XV-XVI вв.

Тюбетейки Узбекистана подразделяются на несколько групп ( Ташкентская, Ферганская, Самаркандская, Бухарская, Кашкадарьинско- Сурхандарьинская, Хорезмско-Каракалпакская) и несколько типов: мужские, женские, детские (в том числе для грудных детей), тюбетейки для стариков. Женщины пожилого возраста тюбетеек уже не носили. В XIX в. тюбетейка у мужчин наполовину была скрыта в складках обязательной для ношения чалмы. Что касается женских тюбетеек, то их в ХIX в.носили женщины, которых называли «сатанг» - щеголиха. Находясь в женском обществе, они подражали в своем поведении мужчинам.

Кульминационным моментом в развитии выделки тюбетейки, как разновидности искусства национального костюма, является конец XIX- середина XX в., когда функция тюбетейки становится художественно-эстетической. До XX  века форма, колорит, и орнаментация тюбетейки были специфичны для каждой этнической группы. В каждом районе сложился свой стиль, имелись свои орнаментальные мотивы. К XX столетию под влиянием экономических, социальных и культурных изменений в жизни народов Средней Азии стиль тюбетеек начал меняться, чему в немалой степени способствовало появление всевозможных тканей, ввозимых из России и других стран, а также фабричных, окрашенных в разные цвета ниток и искусственных красителей. Формам тюбетеек присущ лаконизм, целесообразность, предельная пластическая выразительность.

 И если первоначально тюбетейки были конусообразными, то начиная

с 1920-х годов их формы становятся более разнообразными: островерхими, полусферическими, круглыми, четырехгранными и т.д.

В XIX-XX вв. в Ферганской долине существовало несколько видов «дуппи». Один из них имел высокий конусообразный верх и широкий околыш, другой, ставший преобладающим в этом регионе уже в 1920-м годам, имел квадратный плоский верх и низкий околыш. Все основные черты чустских тюбетеек и его основного вида «тус дуппи» найдены и обработаны многими поколениями мастериц, отбросивших все лишнее и дисгармоничное. В  орнаменте чусткой тюбетейки  встречаются мелкие изящные элементы в виде кружочков, капелек, веточек, образующих в соединении с основным узором бодом тонкое кружевное обрамление. В изгибах «калампыра» выделяются вышитые изображения головы барана, круглой розетки с перекрестием «колеса жизни».

 «На одном только завитке можно изучить все законы композиции; динамику, статику, контраст, нюанс – они сплетены в крепкий узел ,и рассечь его удается, если ты переведешь взгляд куда-то в сторону –другой предмет, человеческое лицо, заоконный пейзаж, и все обрывается», - подмечает С.Алибеков. Околыш такой тюбетейки состоит из 16 арок (по 4 с каждой стороны), которые словно «подпирают купол тюбетейки - модель мира».

 Красота формы, ее графичность, пропорциональность мотива «бодом», соотнесенного по цветовому решению с фоном, позволяют отнести чустские тюбетейки к классическим произведениям этого вида прикладного искусства. Маргиланская тюбетейка – особа популярна в Узбекистане. Ее высота минимальна, поэтому они неглубокие и широко покрывают голову. Для вышивки в основном использовали шов «канда хаёл» в сочетании с гладью и стебельчатым швом. Зашив фона может быть различным : в одних случаях сохраняется фон темного (зеленого, лилового) шелка, а в других – этот же фон зашивался белыми искорками (тюбетейка «чакматур»), в третьих – фон покрывался скрывавшей его белой вышивкой.

Большим разнообразием отличаются кокандские тюбетейки. Среди них выделяется разновидность под названием «ок пар» (белое перо). Это вышивка белым шелком на черном или зеленом фоне в четырех секторах парными «бодом».

В Коканде зародились узоры, навеянные отдельными событиями, оставившими заметным след в сознании народа. Так, пуск Большого Ферганского канала вызвало к жизни узор «канал нусха» в виде белого полукольца в сочетании с зеленым кустом. В Коканде также были известны тюбетейки, орнаментированные узорами, близкими к изображению патефона и парашюта.

В конце XIX – начале XX в. в Ферганской долине были созданы новые виды мужских тюбетеек, таких как : «сандалии», «акка икки сум», «чимбой»,

«сурка чекма». Основой для них являлся все тот же квадрат, но мотивы орнамента , в сравнении с последующими периодами в истории тюбетейки, более просты и безыскусны.

Андижанские женские и девичьи многоцветные тюбетейки в технике «ироки» (т.е. крест или полукрест) стали производиться в 1950-60 годы и имели узор в виде кустиков с пышными алыми цветами на белом фоне. Порой на ветках мастерицами вышиваются птички (в прошлом олицетворявшие защитниц здоровья и являвшихся символом счастья).

В 1940-50 е гг. тюбетейки «ироки» наряду с девушками и женщинами, носили и мужчины.И х надевали на праздники, свадьбу, поэтому их называли «куев дуппи» (тюбетейка жениха) , «Навруз гули» ( цветок Навруза) и т.д.

В 1960-е годы в Ферганской долине появляются тюбетейки нового типа, орнаментированные узким шелковым сутажем. Их узор, чаще многоцветный, изображал «лола» (тюльпан) и выкладывался мягко изгибающейся линией сутажа то контурно, то заполняя фигуру цветка целиком; рисунок цветка получался сочным, пластичным.

В начале 1970-х годах появляется новый тип женской четырехгранной тюбетейки из светлой, серебристой парчи, в каждом из четырех секторов которой вышивался гладью цветущий кустик. Форма, светлый фон восходят к ферганским, а также ташкентским традициям.

В период существования СССР стремление политиков активно насаждать свою идеологию во все сферы жизни нашло отражение даже в дизайне узбекских тюбетеек. В основном работы мастериц Ташкента и Ферганской долины непроизвольно превращались в политические плакаты, на которых можно было встретить надписи: «СССР», «Коммунизм», «Пролетарии всех стран соединяйтесь!» «Да здравствует партия товарищей Ленина-Сталина». Ранее, в узорные композиции тюбетеек включались надписи,  выполненные арабским шрифтом, орнаментальная пластика которого гармонично сочеталась с причудливыми изгибами растительных форм или составлял самостоятельную композицию. С одной стороны такие элементы были усладой для глаз, с другой являлись пищей для ума. Так ,на бухарском мужском кулахе мы читаем надпись: «Пусть кулох останется на голове, а враги провалятся сквозь землю». А на золотошвейной тюбетейке ,принадлежавшей правителю Хивы Мухаммад Аминхану (1845-1855) надпись на языке фарси гласит : «Сделал мастер Пирназар для Мухаммад Аминхана.Поздравляю (его)». Это, пожалуй один из уникальных образцов ,сохранивших имя мастера и  владельца.

Особое внимание хочется уделить внимание ферганским  и маргиланским тюбетейкам , в которых преобладающими  становятся условные, предельно обобщенные элементы композиций: цветы, веточки растений и птицы. Часто в орнаменте существуют геометрические, символические и приближающиеся к реальным формы, которые постоянно находятся в процессе развития. В поисках разнообразия, новизны усложняются, комбинируются простейшие элементы. При этом орнамент приобретает новый смысл: зооморфный мотив перевоплощается в растительный, геометрический – в сюжетный. Очень интересна и сложна жизнь самого образа в орнаменте. Он развивается от конкретного к абстрактному, условному. Удивительно то, что к подобным формам орнамента мастерицы  ферганских тюбетеек пришли не на заре XX века. Тогда  идеи «супрематизма», «кубизма» «абстракции» получили колоссальное распространение и путем «перекрестного опыления» могли попасть на почву Средней Азии (так же как «советские лозунги» позднее вплетались в общую канву тюбетеечного орнамента).

У многих мастериц появилось желание ухода от конкретизации к условности, особенно это проявилось в 70-90-х годах XX столетия. Подобное явление  интересно еще и потому, что  получило  распространение  в основном у вышивальщиц Ферганской долины.

Скорее всего, это был не сознательный, а интуитивный прорыв к имитации.

И хотя о взаимопроникновении Запада на Восток и наоборот написано колоссальное количество работ и  в одной из таких статей ташкентских искусствоведов С.Горшениной и Б.Чуховича отмечается, что :

«Нейтральные в отношении друг друга  (европейская и азиатская духовные парадигмы) в XIX веке, на заре XX вступают в активное взаимодействие, …которые сопровождаются европеизацией сознания и форм обучения местного населения, с одной стороны, и ориентализацией русского авангарда, с другой», вряд ли и сейчас кому-то из народных вышивальщиц   известны, например, идеи «супрематизма» Казимира Малевича, который отмечал, что «цель супрематизма – выражение реальности в простых формах (квадрат, треугольник, круг, прямая), которые лежат в основе всех других форм физического мира. В супрематических картинах отсутствует представление о «верхе» и «низе», «левом», «правом» - все направления равны, как в космическом пространстве».

 Искусство Средней Азии в основе своей развивалось в русле ислама с догматом в Коране  на запрет изображения  одушевленных существ. Отсюда - возникновение  одной из особенностей мусульманского искусства – любовь к абстрактному декору, преимущественно геометрического характера и в желании утверждения «главенства духа над телом». Как писала М.И.Земская: «Форма всегда таила опасность стать конкретной и привести к возрождению идолопоклонничества. Цвет представлялся более отвлеченной категорией  (и при «установке» Б.И.) «отражать вечные категории, а не преходящие, временные,… у художников возникало пренебрежение конкретно-изобразительными формами и проявлялся интерес к отвлеченным (в большей степени геометрическим формам) и цвету».

 В композиции целого ряда ферганских  и маргиланских тюбетеек 1970-90-х.гг. произошло похожее явление. Вместо цветка появился треугольник или другая геометрическая фигура, птица превратилась в предельно условное изображение. Технические особенности вышивки на поверхности тюбетейки также подразумевают не эллипсно-овальные плоскости, а элементы геометрического характера с острыми и прямыми углами, которые так или иначе подчинены строгой логической системе  в отличие от элементов композиций  «измов» прошлого времени. В данном случае «геометрия имитирует фигуратив, а не наоборот». Цветы, бутоны, листья растений  то ли растворились в узоре, то ли рождаются из него.

Можно без труда перечислить целый ряд художников, получивших мощную «инъекцию» от Востока : начиная от Матисса до русских художников в Средней Азии (А.Волкова, Усто-Мумина (А.В.Николаева), М.Курзина,  В.Уфимцева, П.Бенькова, Н.Кашиной и т.д). В горячих красках орнаментов, в его зашифрованных  образах, геометрических начертаниях, тем не менее, скрывалась связь с окружающей действительностью. В итоге на Востоке сложилась своя система условности в искусстве, а художники, из поколения в поколение, воспитывавшиеся на этой системе, прекрасно научились выражать орнаментальными средствами сложный богатый мир чувств, мыслей и представлений и узоры тюбетеек сыграли в этом не последнюю роль.