Неугасающее искусство

 
 

                    Не хочется думать, что усто Ахмадалиев последний читгар в Ферганской долине. Слово «единственный» оставляет хоть какую-то надежду.
                    В день открытия своей выставки он приехал в Ферганский музей задолго до назначенного срока, а перед самым открытием заторопился домой, в Маргилан - пришло время намаза. Мы оставили его в выставочном зале, где в одиночестве мастер творил молитву, Быть может, он просил Бога спасти от забвения древнее ремесло набойки...
                    Солижону Ахмадалиеву  -за70... Сыновья не хотят перенимать секреты его профессии, не принесшей их отцу ни славы, ни прибыли. Постоянный доход семье давала лишь основная работа отца  - сторожем на почтамте. Набойкой же он занимался от случая к случаю, если удавалось раздобыть необходимые красители.         
                    Превращая обыкновенную бязь в произведения искусства, он навсегда расставался с ним. Через объединение народных мастеров «Усто» в Коканде изделия Ахмадалиева могут попасть в собрания далеких музеев, быть проданными в художественных салонах, но он ничего не знает об их судьбе. Первая персональная выставка стала радостным событием в его жизни. В экспозиции есть  и работы Ахмадали  Ахунталиева, руководителя набоечного цеха в маргиланской артели «Зарбдор».
                    В конце 50-х годов такие артели распадались, промысел приходил в упадок. А ведь еще в начале века в каждом крупном ремесленном центре - Маргилане, Намангане, Коканде, Андижане - были  махалли, где жили и работали потомственные читгары.
                     Жизнеспособность ремесла определялась спросом на рынке. Вышли из моды набивные женские платья, зато был популярен штучный товар - скатерти, занавески, молитвенные коврики. Практически недорогие вещи ценили и за высокие художественные качества.
                      Стихийное развитие промыслов диктовалось самой жизнью, но в 20-30 годах попытки «организовать» их сыграли печальную роль. Мастеров объединили в артели, запретили работать на дому. Завышенные планы и мизерная сдельная оплата предопределили утрату квалификации набойщиков. Они стали делать больше простых вещей, не заботясь об их художественном уровне.

                    Так постепенно в Ферганской долине ушла из обихода долговечная ткань, вручную украшенная орнаментом. Тем большего уважения  достоин художник и человек, сумевший удержать в руках тоненькую ниточку угасающей народной традиции.
                    Солижон-ака несуетлив и сдержан в общении. Как правило, потомственные мастера вместе с тайнами ремесла перенимают по наследству и врожденную скромность. Ему не хочется обременять собеседника своими заботами, но и решать их сам он не может.
Проблемы у него давние и сложные. Трудно купить красители - ализарин и танин, нет мастерской. Взрослые сыновья обзаводятся своими семьями, с каждым годом становится все теснее в маленьком дворике Ахмадалиевых.
                   На кухне, где готовится пища для многочисленного семейства, мастер сосредоточенно  подбирает узоры.  Племянник - десятилетний Рустам - завороженно следит за его руками. Усто верит, что он будет хорошим учеником. 
                   Но не суждена ли и Рустаму участь стать когда-нибудь единственным в долине читгаром?

Елена ЛАДИК