Цветущий миндаль

 
  ЦВЕТУЩИЙ МИНДАЛЬ

В том ли месте тебя мне искать,

что подсвечено вишневой завязью,

там, где-то в марте или апреле,

когда ветрам еще привольно, а солнце

еще слишком нежно? Там ли,

где жгучая пустота льнет к глинобитным стенам,

чей прах умягчает обочину,

полосуя последним прости кромку асфальта

вслед каждой горячей шине? Там ли,

откуда как водится не приходит ответа

или - вместо ответа - дата,

впрочем, чаще неверная?

Это случалось не раз:

многие уходили, возвращалась лишь боль.

Но заметнее становилась разница

между тем, что имеешь и тем, что иметь не нужно.

Становились заметней в траве конопляные вспышки,

распластанный подорожник, волчья ягода, твой след,

уводивший, конечно же, в сторону

от дороги, обжитых мест и того, что могло быть, но

не было. Память

хранит несколько подобных осечек в течении времени,

когда возможный, но не случившийся ход событий

оказался запечатлен куда отчетливей,

чем даже десятки дат, выхваченных из небытия

карточками в фотоальбоме.

Но ни память, ни фото в альбоме

не могли подсказать мне где ты.

Настоящее, лишенное прошлого,

было слишком пустым, чтоб начать все с начала,

но сама эта возможность пьянила, хотя

было почти бесполезно искать тебя

в закоулках сердца, ибо было понятно -

сердце лишь механизм.

Во всяком случае, до тех пор, пока ты не найдешься.

Оставалось заглядывать в хрупкие цветки миндаля и урюка,

карабкаясь по кривым ветвям, пока ветер

не собрал с деревьев дань лепестками,

лишив меня последней надежды: ведь где,
если не в цветах, ты могла находиться?!